В закладки
Юлия Плетнева. История о том, что бывает, когда риэлтор не слушает юриста. Ч.1

Данное видео доступно только членам клуба M2tv.ru после регистрации

Вход

Гость в студии: Юлия Плетнёва

Бизнес-тренер в "Академии риэлтора"

Историю неудачной покупки квартиры начинаем рассказывать с конца. Сколько судебных процессов пришлось пройти и почему потерпевшая сторона так и не получила денег. Откровенный разговор > >

В закладки
  • Другие передачи программы: « Консультация юриста»

    16/10/2017
    Вопиющий случай о том, как риэлторы чуть не остались без комиссии и получили ее, только потому что сжалился один из участников сделки. Кто виноват и как правильно прописывать доступ к ячейке – совет юриста Юлии Плетневой.
    28/08/2017
    Юрист Юлия Плетнева об общих и частных вопросах налогообложения и оформлении вычетов при покупке недвижимости. Как знание законов помогает платить меньше.
    25/08/2017
    Конкретный пример того, как проверить информацию о квартире и документы собственников, чтобы обеспечить безопасность сделки. Подробный разбор от юриста Юлии Плетневой.
    06/06/2017
    В каком виде можно получить сведения из ЕГРН, на каком основании обрабатываются запросы и какая информация является общедоступной. Рассказывает Юлия Плетнева. 
  • Описание

    Историю неудачной покупки квартиры начинаем рассказывать с конца. Сколько судебных процессов пришлось пройти и почему потерпевшая сторона так и не получила денег. Откровенный разговор с юристом Юлией Плетневой.

    Из передачи вы узнаете

    • Сколько судов пришлось пройти покупателям квартиры и риэлторам.
    • Сколько денег потеряли потерпевшие.
    • Кто может гарантировать безопасность сделки с недвижимостью на вторичном рынке.
    • Как стать добросовестным покупателем.
    • Почему банки, нотариус и Росреестр не могут гарантировать безопасность.
    • Участвовал ли риэлтор со стороны покупателя в сделке.
    • Какие рекомендации дал юрист.
    • Как проверяли продавца квартиры.
    • Какие ошибки были допущены.
    • Что усыпило бдительность риэлтора.
    Ведущие: Борис Малютин
    Гость в студии: Юлия Плетнёва
    Оператор: Михаил Шипилов
    Дата: 20 октября 2017

  • Комментарии

      Нет комментариев


    • Текстовая версия

      				

      Борис Малютин

      — Юля, привет! Давай начнем с конца. Я отчасти знаю историю, преамбулу, что случилось. Расскажи по цифрам, сколько судов, сколько денег потеряли, просто по цифрам.

      Юлия Плетнёва

      — Добрый день. Борис, да. Сейчас мы говорим о той сделке, которая прошла в 2013 году и мы рассчитывали на один процесс, а в итоге получили из-за определенных недоработок риэлторов шесть судебных процессов, два из которых идут до сих пор. Что еще, из таких, так скажем, серьезных потерь? Покупатель потерял 4,5 млн рублей. Да, мы их взыскали, процесс мы не проиграли, но я не могу сказать, что мы его выиграли, потому что вы прекрасно знаете – отдать деньги легко, а вернуть их очень сложно. Поэтому 4,5 млн рублей – исполнительный лист лежит у судебных приставов. Судебные приставы пробуют его исполнять, но наше законодательство таково, что они пока просто пробуют.

      Борис Малютин

      — Сколько лет весь этот процесс длится?

      Юлия Плетнёва

      — Получается, что пошел четвертый год.

      Борис Малютин

      — А скажи, пожалуйста, если в общем говорить, то, о чем нужно помнить российским покупателям, вступая на такое непростой поле вторичной недвижимости, в точке зрения отношения к государству, каких-то гарантий и так далее.

      Юлия Плетнёва

      — Ну здесь что можно сказать… К сожалению, государство у нас никаких гарантий не дает. Те статьи, которые у нас прописаны в Гражданском кодексе, в подзаконных актах, они не работают. По сложившейся судебной практике, у нас существует своего рода презумпция виновности покупателя. Покупатель априори виноват. Причем виноват он абсолютно по странным вещам. То есть, он не обладал специальными знаниями, он не проверил финансовое состояние продавца. Скажите, пожалуйста, почему обычный человек, обычный покупатель квартиры должен думать о финансовом состоянии продавца, а тем более его проверять? Но наши суды решают, что должен думать, должен знать и должен проверять, а если не проверил, значит, можешь быть признан недобросовестным приобретателем и тогда человек может лишиться и квартиры, и денег.

      Борис Малютин

      — Ты сказала такую фразу «недобросовестный покупатель». Что это за термин. Насколько он юридический, что в нем заключается, и почему, на твой взгляд, этот термин вообще используется так часто? А как стать добросовестным? Что нужно сделать?

      Юлия Плетнёва

      — Чтобы стать добросовестным приобритателем, нужно делать проверки. И, мало того, сохранять копии и оригиналы всех этих проверок в деле, в папке. Рекомендую собственникам, риэлторам и покупателям завести папку, где будут храниться документы по квартире. И, конечно, нужно соблюдать определенную методику проверок, бизнес-процесс, чтобы закрыть все возможные риски.

      Борис Малютин

      — Я помню, в царские времена было такое понятие как «стряпчий». Нужно быть стряпчим, чтобы собрать бумаги. А скажи, что гарантируют такие институты, как нотариус, банки, Росреестр, которые так или иначе участвуют в сделке. Я думаю, что большинству обычных граждан кажется, что за этим стоят какие-то гарантии. Действительно, что-то такое есть?

      Юлия Плетнёва

      — Здесь можно двояко ответить на этот вопрос. Да, конечно, какие-то факторы, которые лежат на поверхности. Технические ошибки, хотя Росреестр у нас славится техническими ошибками, они их делают на каждом шагу. То есть, какие-то факты, какие-то юридические пороки небольшие, которые лежат на поверхности, конечно, и нотариус, и Росреестр могут увидеть, и банки могут заметить и не дать хода сделке. Но в большинству случаев ни банки, ни нотариус, ни, тем более, Росреестр, они не проверяют историю. Они не копают глубоко, и, к сожалению, у вышеперечисленных организаций нет связи с государственными органами. Допустим, как я смогу обнаружить выморочную сделку? Я могу элементарно взять выписку о переходе прав из ЕГРН и архивную выписку из домовой книги. Просто сравнить эти документы и сравнить, где у меня нестыковки. Госорганы, банки и нотариусы этого сделать не могут, потому что у них нет связи между собой и нет связи ни с УФМС, ни с другими. Только связь с налоговой инспекцией отлично работает.

      Борис Малютин

      — Понятно. Юль, давай перейдем теперь к этой сделке, о которой мы будем говорить. Со стороны покупателя был ли риэлтор и какие ошибки, недочеты, недосказанности он совершил, что в итоге привело к таким последствиям?

      Юлия Плетнёва

      — Да, со стороны покупателя был риэлтор и был достаточно опытный риэлтор. Я думаю, многие из наших зрителей знают, что риэлтор с двадцатилетним стажем – это такой зубр недвижимости. Но, тем не менее, это уберегло ни его, ни клиентов, ни покупателей от определенных ошибок, сделанных в сделке. Какие это были ошибки? Мной были даны рекомендации определенные. Рекомендации были следующие. Сводить, так как у нас продавец был в возрасте, так как ему было более 60 лет, я рекомендовала съездить с ним вместе с продавцом в психоневрологический и наркологический диспансер, получить справочки. Кроме того, я рекомендовала застраховать сделку и провести сделку в отделении «Сбербанка». Тогда еще не было расчетов через банковский аккредитив, деньги закладывались через банковскую ячейку и мне было очень важно, чтобы помимо расписки человек еще и получил деньги на расчетный счет на сберегательную книжку. Эти рекомендации я передала агенту, но агент по определенным причинам, где-то по недосмотру, где-то из-за уверенности в своих силах, ведь 20 лет – это все-таки определенный срок, скажем так, он не выполнил этих рекомендации. В последствии шесть процентов, и, я думаю, около пяти миллионов. То есть, 4,5 млн продавец должен покупателю, плюс еще расходы на адвоката за шесть судебных процессов, плюс издержки. Там набежала вполне серьезная сумма.

      Борис Малютин

      — Скажи, пожалуйста, вот у нас риэлтор опытный очень. Значит, в сделке или в продавце присутствовали какие-то дополнительные факторы, которые притупили его бдительность. Какие это были факторы и какие основные моменты и почему удалось «проскользнуть».

      Юлия Плетнёва

      — Борис, хороший вопрос. Конечно, заказали проверки. На тот момент типовые проверки для квартиры для агентств недвижимости. Заказали выписку о переходе прав и ЕГРП на тот момент, заказали архивную выписку и заказали справочки о ПД/НД через службу безопасности. Соответственно, выписка о переходе прав показала, что этот мужчина – единственный собственник, он приватизировал квартиру в 1998 году. Тогда был на дворе 2013, то есть более 10 лет в собственности, один взрослый собственник. Как вы знаете, приватизация – это безвозмездная сделка. Здесь у нас ни притязания жены, ни кого-то другого роли не играют. Кроме того, из архивной выписки мы видим, что на момент приватизации он был зарегистрирован один в квартире, а женился он лет через 5 или 6 после приватизации. Вроде бы все чисто и никаких рисковых критериев здесь не было. Мало того, справочки из наркологического и психиатрического диспансера показали, что человек на учете не состоял и за помощью в эти медицинские учреждения не обращался. Кроме того, продавец предъявил риэлтору водительское удостоверение и разрешение на ношение оружия, справку из милиции на тот момент, где он проходил врачей с соответствующими синими печатями. Это «усыпило» риэлтора, и он не повел человека в психиатрический и наркологический диспансер, как я то рекомендовала.

    Новое
    21.11.2017
    Почему отдел продаж «сливает» обращения клиентов, как это исправить и кто продал на 1 млрд рублей с помощью Digital-коммуникаций с потенциальными покупателями квартир
    15.11.2017
    О правдивой аналитике рынка недвижимости и о том, как работает федеральная система бронирования новостроек НМаркет.Про рассказали основатели компании Евгений Колганов и Павел Кочкин. Доклад со Всероссийского жилищного конгресса 2016 в Санкт-Петербурге.